Только сильное правительство может обеспечить свободу монголам

Feb 24, 2021


Только сильное правительство может обеспечить свободу монголам

Чтобы человек был свободным, необходимо государство. Государство обеспечивает правом свободное состояние человека. Свободное состояние, обеспеченное правом, может стать свободой. Бесправная свобода может превратиться в действия бахвалов и самохвалов, начиная от обмана и хитрости, заканчивая грабежом и кражей.

Если правительство может быть сильным, появится сильный гражданин. Сильный гражданин может быть свободным. Сильное правительство означает, что только те, кто обладает знаниями, образован, способен и может говорить хотя бы на одном иностранном языке, другими словами, не становятся рабами переводчиков, должны работать в государственном правлении. Сильное правительство должно быть справедливым. Конечно, люди, которые хотят построить сильное государство, должны быть людьми урбанизированными. Урбанизация означает цивилизацию. Монголы были урбанизированы в эпоху социализма, но в эпоху демократии они обратно стали дикарями и подавляли, репрессировали друг друга больше, чем в 30-ые годы. С 90-ых годов до сегодняшнего дня мы живем в условиях необразованной демократии без политического образования. Следовательно, то, как создать образованное государство и построить демократию, зависит от людей, которым государство платит зарплату и которые представляют государство.

Свобода создает человеческое общество или социум. Слово «свобода» на английском языке звучит как «Freedom», а на латинском «Liberty», это понятие имеет многовековую историю, и монголы могли пользоваться правом своей свободы только в эпоху социализма. В результате этого монголы обрели возможномть лечиться в больницах и оставаться здоровыми, были созданы школьные кабинеты, и монголы были обеспечены возможностью обучиться грамоте. В многовековой истории неграмотности о каком праве могут говорить монголы?

Как и равенство, свобода бывает либо с правом, либо без права. Если равенство обеспечить правом, то оно становится равноправием. Защищённость правом свободы человека называется интернациональном словом «либеральностью», либерализмом и так далее.

Свобода не означает безумие по своему желанию. Скачки на лошадях по степи – это не свобода, а своеволие. Там нет никакой свободы. Конечно, в сегодняшнем монгольском обществе эти две концепции – свобода и равенство – остаются неясными, неопределенными, потому что они не были профессионально определены на уровне закона.

Свобода, которая должна обладать правом, означает, что человек должен иметь возможность работать и жить независимо. Для этого важно иметь полный доступ к образованию, которое ни от кого и ни от чего не зависит. Его также должно гарантировать правительство. Сто лет назад и раньше у монголов никогда не было такой свободы. Только при социализме монголы обрели право на свободу образования.

Сегодня монгол не свободен в своем желании получить образование. Потому что студенческой стипендии недостаточно, чтобы молодые люди во время учебы могли заботиться о себе без помощи от родителей. Поэтому молодые люди не свободны, а зависят от других. Даже родители не могут позволить себе жить самостоятельно на свою зарплату, поэтому у них нет социальной свободы. То, что заработной платы не хватает на жизнь, означает не свободу, а замкнутость, связанность и отсталость.

Сегодня нам нужно сильное правительство, чтобы гарантировать право монголов на свободу. Свобода – это свобода выбирать и решать. Есть ли у монголов возможность делать свой собственный выбор? Есть ли у монголов решение, которое они могут принять самостоятельно? Какие есть варианты, когда зарплаты не хватает на жизнь? О каком самостоятельном решении может идти речь, когда студенческой стипендии никуда не хватает?

Такие страны, как Китай, Япония и Южная Корея, были бедными в начале и середине 20 века. Но у них было две вещи. Во-первых, у них есть добродетель. Это терпение, твердость и стремление учиться. Во-вторых, у них были знания. Эти знания построили страну и всех обеспечили работой. Если суметь совместить добродетель со знаниями, страна будет развиваться. У самих этих азиатских стран были добродетели. Но знания они получили на Западе, особенно в Европе. Поскольку у монголов нет добродетели, они говорят только о мифах, ограничены рамками традиций и обычаев. Им не хватает более высоких добродетелей. При всем желании получить образование в западных странах отсутствует государственное регулирование. Потому что партии остановили правительственную деятельность. Следовательно, монголы не свободны, потому что зависимы от партий.

Те, кто говорит о либерализме, говорят о ней только со стороны политики, но не говорят о моральном либерализме, социальном либерализме, трудовом либерализме и образовательном либерализме. Смотря на такие крайности, не перестаю удивляться их узости и ограниченности. Конечно, определенное количество молодых людей политизировано и загнано в бокс, поэтому у элегантного слова «либерализм» есть только одна цель. Эта цель – жалкое положение молодых людей, которые живут в тени партии как их марионетки.

Свобода человека – это государственная цель, но никак не личное дело определенного человека. Своевольное желание – это личное желание. А свобода – это ценность общества. Без общества, иными словами, без государственного социума нет никакой возможности говорить о свободе. Конечно, монголы познакомились с государством только в эпоху социализма. До этого никогда не было у монголов государства.

Если сперва суметь определить, что такое свобода, тогда можно решить, защищать ли ее правом или запретить правом.

Свобода монголов получать образование подавляется, а суеверия стали настолько распространенными, что они захватили академии наук и университеты. Страшно, что у большинства людей нет денег, чтобы планировать будущее. Суеверные люди играют на этом страхе. Монголы до сих пор не могут смотреть в небо и интересоваться общечеловеческими знаниями физики.

Многие люди, которые никогда не могли успешно представить монголам достижения человеческой цивилизации, даже ингорировали их, продолжают предоставлять ложную информацию обществу и лишать людей права на образование.

Почему академия наук допускает такое своеволие суеверных людей и не проводит работу против них? Почему так называемые университетские профессора не доносят до студентов знания и не принимают меры против суеверий, но еще и продолжают распространять суеверия и продвигать узкие, устаревшие вещи, такие как «арга билиг», то есть инь и ян, или медитация?

Molorerdene

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 






Интервью, очерки

© Molor-Erdene 2022