Сегодня Внешняя Монголия сидит у костра в пещере, рассказывая мифы и суеверия

Feb 24, 2021


Сегодня Внешняя Монголия сидит у костра в пещере, рассказывая мифы и суеверия

Сегодня Внешняя Монголия вернулась точно к такому состоянию, какой была менее 100 лет назад. Превратилась в страну, где помимо всеобщего хаоса, свободно разгуливают западные воры и разбойники.

Менее чем за 20 лет жизнь, опирающаяся на гражданство и человечность, которая была приобретена очень высокой ценой за 70 лет социализма, разрушена. Под видом демократии с Запада пришли люди с элегантными визитными карточками, называющие себя консультантами и менеджерами, и разрушили общественную жизнь, в которой было место уважению друг к другу, любовь, порядок, дисциплина, стыд и раскаяние. Огонь, который они зажгли, был сильнее разожжен самой Внешней Монголией. Два соседа были потрясены этим.

Развитые западные страны изначально считали Внутреннюю Монголию такой же, как бедные колонизированные страны Азии, Африки и Латинской Америки, под видом консультаций совершали беспорядки. Молодые люди, последовавшие за ними, и старые социалистические кадры, связанные с ними, поместили Внешнюю Монголию в список самых бедных стран мира. Во имя революции 1990-х годов приветствовали и обслуживали западных менял. Молодежь наглела, они объединялись, начали кричать на родителей и оскорблять их, принижать строительство и разработки, они говорили, что вскоре они последуют за Америкой и станут, если не мировым, то азиатским тигром и Сингапуром. Так они потеряли человеческий облик. Культура исчезла, а количество монахов увеличилось.

После клеветы и унижения тех действий, проделанных типа для превращения Внешней Монголии в демократическое государство, молодые люди, забыв кем они были и кем стали, плюнули в тарелку, откуда они ели. Всё это сделали молодые люди, выросшие в Улан-Баторе, вместе с молодыми людьми, которые только что приехали из деревни. Если молодой человек ошибётся раз, уже ничего не поможет. Остается просто ждать, время покажет. Попытки подавить то плохое, что они сделали, своими политическими достижениями тщетны.

В 90 году Внутренняя Монголия даже написала песню под названием «Боорцог», в которой жалостливо оплакивает свои страдания, репрессии и муки, испытанные при социализме. Президент по имени Очирбат обнял первого западного вора в аэропорту и с этого началось всё плохое. За ними последовали такие политические «промыватели мозгов», как Милтон Фридман и Сорос – прислужники «плохих людей». После того, как они разрушили политику, пришли прислужники Фридланда, высасывающие деньги из бизнеса, они принесли грех неолиберализма во Внешнюю Монголию, уничтожающий всё прекрасное из стран мира. В это время Россия и Китай всё смотрели и удивлялись. Никто не упоминал об их пользе. Даже старики, так называемые коммунисты социалистической эпохи, следуя за молодежью Запада, бегали с крашеными волосами.

Игнорируя тот факт, что только социализм построил Внешнюю Монголию и принес ей лучшую жизнь, западные страны вернули только начинавшую процветать страну обратно к феодализму, не имея другого решения для развития Внутренней Монголии, кроме социализма. Самая жестокая, самая воровская, самая дикая, самая жёсткая жизнь была в 90-е годы. Процесс уничтожения развития Внешней Монголии начался с самохвальской молодёжи, выросшей в Улан-Баторе, торговцами золотом. Молодежь, приехавшая из худона и живущая у родственников, подстрекала этих молодых людей и, объединившись, менее чем за 10 лет разрушили все то, что строилось 70 лет, под видом приватизации.

Молодые люди, которые должны были учиться во многих странах, таких как Россия, Польша и другие, были охвачены западной пропагандой и забыли свою цель стать образованными, превратившись в бессмысленных торговцев. Также нередки были сделки по покупке дипломов и докторских степеней – если ты не можешь учиться, купи. Унижая знания и образование, человек без денег стал самым глупым человеком. Больше нигде в мире не было такой конченой, дикой и животной жизни, когда человек без денег – никто.

В 90-е годы был достигнут пик глупости, семьи былы разрушены, отбирались жены и дети, гуманизм упал на дно. То и дело появлялись богачи, старики и молодёжь радовались тому, что если ботеев станет больше, они построят капитализм, и, будто будут жить вечно, они разбрасывались деньгами, продавали за деньги, любили за деньги, поклонялись богу за деньги, достигли греховной, не говоря уже о святой, жизни. Даже меняли свои имена, брали бессмысленные фамилии. В какой-то момент оказалось, что все члены семьи стали жить под разными фамилиями и даже начали дискриминировать и сторониться друг друга.

Таким образом, монголы стали первым народом в истории человечества, которые уничтожили сами себя. Да что там называть-то народом, если народ был бы свободным, можно называть народом, но если они несвободны, их называют не людьми, а рабами или прислужниками других. В самом деле, в условиях «промывания мозгов» избрания партии каждые четыре года под видом выборов, как могут семьи, родители, братья и сестры стать человеческими рабами во имя политизации?

В 1990-х годах американцы поверили словам молодых людей, которые пели в колокола и взывали о помощи, и послали в качестве подмоги самолет, полный муки, и во время Лунного Нового года они приготовили буузы из белой муки. Однако американцы вскоре были удивлены, узнав, что во Внешней Монголии есть свои мукомольные комбинаты, фермерский класс и тракторы с комбайнами. Таким образом, западные страны начали промывать мозги молодым людям волшебным словом «демократия», говоря, что они должны спасти страну, попавшую в ловушку анархической молодежи, не зная об этом. Так начался обвал промышленной и сельскохозяйственной страны, называемой Внешней Монголией. После обвала пошел большой ажиотаж. По телевизору партийные лидеры демонстрировали свои табакерки, и началась жизнь, когда люди хвастают шелковыми дээлами. Прошло 20 лет, как молодежь бахвалится, а старики стыдятся.

Внешнюю Монголию, начиная от жен и детей, заканчивая старым членом Политбюро, захватила единственная ценность – деньги, и протекала жизнь, хуже хищника. Если мы зарегистрируем, сколько людей покончили жизнь самоубийством, стали алкоголиками и были убиты на пороге своих квартир от ножа из-за неправильной политики государства за все эти 20 лет демократии, возникнет совершенно новое политическое понятие «демократических репрессий».

Люди говорят писать о хорошем, быть оптимистичными. Как? Подметать все то плохое и некрасивое под ковер? Раскройте хорошее, чтобы скрыть плохое. Те, кто согрешили, должны нести отвественность. Есть книга Достоевского «Преступление и наказание».

За 20 лет отцы перестали быть отцами, матери – матерями. Даже дедушки больше не дедушки. В конце концов, даже дети перестали быть детьми, и Монголия превратилась в страну, где нет даже базового понимания морали. В обществе исчезли правила и этика. И в этом месте, где не общество, а простое сборище, кто будет сосредоточенно работать и пытаться творить добро? Все в стрессе и депрессии. Ложью пропитан воздух Внешней Монголии. Они скрывают это, прогуливаясь там и сям, создавая бесполезные клубы, занимаясь медитацией по субботам и воскресеньям и убегая на месяцы и годы из страны. Только заграницей они видят человеческую жизнь.

Причина, по которой Внешняя Монголия превратилась в бездушное, лишенное спокойствия и уродливое место, где даже монахи гонятся за деньгами, - это искаженные действия, называемые свободной рыночной экономикой. Профессора Монгольского государственного университета, называющие себя экономистами, не читавшие ни одной книги на английском, ошибочно принимают банки и финансы за экономику. Говорят, что они любят говорить о большом экономисте Хайеке. Люди, которые ничего не понимают, создают много шума. Однако экономика – это не вражда, которая ведется во Внешней Монголии под видом конкуренции. Экономика должна развиваться, помогая друг другу, а не через соперничество. Если идти только ради личной выгоды, не будет никакой социальной или общественной пользы, поэтому это никак нельзя называть экономикой. Сама экономика была создана на благо общества. Об этом писал еще Адам Смит.

Монголия разрушила здания, построенные своими соседями Китаем и Россией, промышленность, университеты, образование, мораль, детские сады – всё, начиная от учреждений, дающих образование гражданам, заканчивая всеми структурами образования детей и молодежи. Полно приватизаторов даже детских садов.

Сегодня, как и 100 лет назад, монголы подвержены суевериям, порабощены иностранными религиями и столкнулись с большой проблемой интеллекта. Тысячи людей, которые научены на порабощении по-настоящему бедных в плане банков и финансов стран, приехали во Внешнюю Монголию и понеслась душа по кочкам. Вылезла такая нечисть под названием «облигация». Внешняя Монголия превратилась в суеверное государство, разрушающее свои библиотеки и строящее вместо них храмы. Последний крупный бизнесен, большой лама, товарищ по имени Пурэвбат, построил храм недалеко от Улан-Батора и погнался за деньгами.

Вот так Внешняя Монголия, отстававшая в образовании, где по-настоящему счастливы ламы, ест и пьет, играет в карты и гоняет на машинах. Так сама жизнь стала бессмысленной и бесцельной. Как будто омывает свою бессмысленную жизнь водкой «Чингисхан». Когда 20 лет спустя Внешняя Монголия осознала, какой мирной жизнью она жила при социализме, ей стало стыдно, увидев разрушенные ею ценности, и от этого стыда она бежала в свою историю, то есть в мифы и легенды про предков, традиции и обычаи, которые сегодня не имеют никакого значения. От стыда, она винит Китай и Россию, и с надеждой смотрит на Америку, которая никогда не придет на помощь. Если это было возможно, как они мечтают, перевезли бы Внешнюю Монголию куда-то рядом с Мексикой под бочок Соединенных Штатов.

Кажется, что сегодня Внешняя Монголия сидит у костра в пещере, где рассказываются легенды, суеверия и мифы. В пещере она записывает сказки и мифы в книгу, называя её учебником. Когда Внешняя Монголия начинает говорить об истории, она говорит только о средневековой истории после Чингисхана, но при этом не люблит говорить о современной истории. Потому что ей стыдно, что её секреты раскроют, как она обманула себя, а не другие страны, разрушив свои ценности, и поэтому у нее есть только одна история – про Чингисхана.

Понятия истории, социальных наук и медицины были переведены неправильно. Вот где упущена проблема монгольского сознания. По сей день монголы потеряли сознание, не имея возможности объяснить процессы в человеческом мозгу, от потери сознания до прийти в сознание. Стерли различие между двумя важными понятиями, путая и смешивая два понятия «сознание» и «разум». Сознание – это процесс, который должен развиваться в человеческом мозгу, и это психологическая концепция. Если человек не сможет развивать сознание, он отстанет, поэтому нужны концепции образования и воспитания.

По сравнению с сознанием разум – это философское понятие. Поэтому пришло время для Внешней Монголии приблизить историю от психологического к философскому понятию. Фактически, именно здесь произошла глубокая неразбериха Внутренней Монголии. Разум, философское понятие, также связано с этикой. Поскольку важно действовать разумно, важно, чтобы человек сам стал разумным. Следовательно, нужно говорить не об историческом сознании, а об историческом сознании. Когда это будет сделано, можно разумно писать историю. Так как же Монголия может создать разумную историю со своим северным соседом, Россией, и южным соседом, Китаем?

Если Россия и Китай не изучат все книги и учебники Внутренней Монголии и не сделают общий вывод, то Внешняя Монголия обвинит во всех своих репрессиях, ошибках и коррупции своих двух соседей и попадет в большую черную яму истории, строя из себя невинную и невиноватую. Внешняя Монголия провела последние 20 лет, при каждой возможности упоминая о Чингисхане, только хвастаясь тем, как завоевали и разрушали Китай и Россию, думая о том, как бы обмануть и перехитрить мир, не умея при этом развиваться и продвигаться вперед. Люди, с головой окунувшиеся в суеверия, так называемые искусствоведы, раздули это до небес, позже стали называть себя шаманами, и, искажая представления физики и математики, весь мир начал смеяться над ними.

Последние 20 лет звери самого дикого капитализма, называемого неолиберализмом, безуспешно пытались свергнуть Россию и Китай. Но Россия и Китай вернули себе место на мировой арене. Пока два наших соседа боролись с диким капитализмом и спасали свой народ, Внешняя Монголия подарила себя иностранным ростовщикам. Почему правительство не попросило совета у России и Китая и не предприняло действий против Запада, когда западные ростовщики играли со Внешней Монголией и молодежью, как игрушкой? Страна была брошена крупнейшим ворам мира из-за веры в слова Сороса об открытом обществе. Один молодой человек хвастался, что постороил у себя капитализм и рыночную экономику. Говорят, что он даже в Гонконге и хвастался своим воровством.

Внешняя Монголия, не зная что снова будет содержанкой России и Китая, горда тем, что переводит самые бесполезные книги из американских книжных магазинов. Это страна горделивых, высокомерных, спесивых молодых людей.

Внешняя Монголия училась бы у своих соседей, но вместо этого подражала далеким неэффективным товарищам, и в конце концов искаженно рекламировала открытую экономическую политику Китая и из-за этого разрушила свою промышленность. Не останавливаясь на этом, Монголия сознательно исказила суть российской перестройки и сломала государственное устройство. Не только молодежь, но и старые кадры социалистической эпохи совершили большой грех, участвуя в этих искажениях.

В 90-е годы, когда монголы занимались внутренними разборками, приезжали иностранные ростовщики и устроили фестиваль. Приехали эксплуататоры, которые называли себя известными западными экспертами и назвали Внешнюю Монголию страной переходного периода. Откуда и куда она переходит? Не сумев провести приватизацию и создать экономику открытого развития, тем самым уподобиться Китаю, Монголия разрушила все свои промышленные отрасли и перевезла оборудование в Китай. Какой может быть переход? Такой, что перевели свое состояние за границу?

В социалистическую эпоху Монголия только начала обучать тысячи своих студентов за границей, становилась настоящей страной, но внезапное бессмысленное восстание польских портовых рабочих было воспринято как настоящая демократия, а бесполезный анархизм последних 20 лет, названный демократической революцией, вернул Внешнюю Монголию обратно в феодализм.

Перестройка была нужна России, выигравшей две мировые войны. В то же время Советский Союз распался, потому что насилие Запада, направленное на уничтожение Советского Союза, было слишком сильным. Но Россия сохранила себя, а страны, которые раньше кормились от России, были заброшены и теперь являются самыми бедными, наиболее раздираемыми конфликтами и войнами странами. Монголию тоже коснулась эта судьба – она тоже превратилась в бедную страну, далеко назад отброшена от знаний и образования, и которая только ест и пьет, проводя Надомы, разбрасываясь званиями и титулами.

Внешняя Монголия и безтого уже была социалистической демократической страной. Если капиталистическая демократия возникла в 1990-х годах на площади Сухэ-Батора или Чингисхана, то где сейчас промышленность, которую следует довести до капитализма?

Без промышленности не родятся капиталисты. А как без капиталистов могут войти в капитализм? Как может такая страна иметь экономику, когда говорят только о процентных ставках центрального банка, ссудах и облигациях? Экономика основывается на труде, который производит добавочную стоимость, а страна живет за счет налога на добавочную стоимость. Однако Монголия стала торговой страной с Китаем, как и 100 лет назад, полагаясь на контейнерную торговлю. Разница в том, что 100 лет назад товары возили на верблюдах, а сегодня – контейнерами. Следовательно, должен быть только торговый налог, но Монголия также имитирует страну с иностранной промышленностью и собирает искусственные активы в качестве налога на добавочную стоимость.

За последние 20 лет не смогло сформироваться достойное правительство, появились только богатые семьи. Капитализм – это дело рук не богатых и толстых людей, а трудолюбивых и патриотичных людей, которые работают натурально днем ​​и ночью. На Западе все, начиная от экономистов заканчивая политиками, - патриоты. В Монголии нет понятия Родины. Именно поэтому на площади Сухэ-Батора будет три конфликтующих политика: Чингисхан, Сухэ-Батор и Майдар. Парламент, избранный черной массой, далее формирует элиту, но если не сформируется настоящий парламент, в Монголии так и будет продолжаться ложь.

Российский Путин и китайский Си Цзиньпин хорошо знают, что менее чем через 100 лет Монголия снова будет в том же положении, в каком впервые встретили её Россия и Китай. Менее чем за 100 лет Монголия не смогла воспринять знания и образование этого мира, не говоря уже о мировой морали. Для этого не нужно читать книги, нужен только гуманизм.

Molorerdene

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 






Интервью, очерки

© Molor-Erdene 2022